вт, 23 апр.
07:31
Александровск-Сахалинский
+2 °С, облачно
Мы Вконтакте

Школа и каторга

3 декабря 2021, 22:31Общество

Посвящается 140-летию основания первой школы в Александровске-Сахалинском

Перед тем как раскрыть основную тему этой статьи, материалы которой подготовлены совместно с человеком, влюбленным в Сахалин и его историю, краеведом Генна­дием Васильевичем Балашовым, мне бы хотелось кратко напомнить о том времени, когда на месте нашего уютного городка была лишь дикая природа, и благодаря французской кругосветной экспедиции под руководством графа де Лапе­руза, в ходе которой наш мыс и получил свое название Жонкиер, первые очертания Сахалина (второе его название было Чока) появились на европейской карте мира.

Огромный вклад в исследование острова вложила пер­вая русская кругосветная экспедиция, начавшаяся 26 июля 1803 года под руководством И.Ф.Крузенштерна, который за время плавания проверил существующие карты, сравнил их и внес исправности, а также дал некоторым географическим объектам названия.

Из опасения международных осложнений Российская империя склонялась к решению «отдать» территорию При­морья, Приамурья, Сахалин и Южную часть побережья Охотского моря Китайской империи Цин. Но благодаря экспедиции Г.И.Невельского в 1849 году, в ходе которой между скалистыми мысами Лазарева и Муравьева на материке и низменным мысом Погиби на Сахалине был открыт пролив, доказав, что Сахалин это остров, изменилась политика на Дальнем Востоке.

Япония давно вела торговлю с местным населением – айнами – и приметила богатство острова, по итогу Сахалин оказался во владении двух государств. Дабы укрепить во­енно-политическое значение Российской империи, в разных частях острова стали основываться военные посты: Корса­ковский (Муравьевский), Ильинский пост, пост Дуэ, Мануй­ский пост, расположенный в самом узком месте острова, на перешейке, считающимся негласной границей между вла­дениями. Соперничество государств продолжалось вплоть до момента, когда княжество Сенай отозвало свой охран­ный отряд с Южного Сахалина, и в 1875 году был подпи­сан мирный договор с Японией, согласно которому Сахалин перешел в безраздельное владение России. Необходимость в военных постах иссякла.

И вот, дорогой читатель, по нашей хронологической до­рожке мы добрались до судьбоносного, важного историче­ского периода нашей малой родины – периода каторги.

В понятие «каторга» заложено два значения: «место при­нудительных работ для ссыльных преступников» и «крайне тяжелые условия жизни». Но каторга на тот момент была от­личным решением для освоения и заселения стратегически важного, но сурового Сахалина, ведь добровольно средне­статистический россиянин ехать в неведомое не собирался, тем более свободы у людей самодержавной империи было не много.

А опыт вольной колонизации потерпел неудачу. Отправ­ленные на остров в 1869 году 10 семей крестьян из Тоболь­ской губернии и 11 семей из Иркутской (более 120 человек), образовавшие в долине Такоэ три поселения: Воскресен­ское, Станционное и Новоалександровское, были недоволь­ны суровым климатом и плохим урожаем и по возможности возвращались на материк. Завезенные с Аляски 22 алеута также не ужились, не найдя возможности заняться своим зверобойным промыслом и покинули остров. Даже солдаты не хотели оставаться на поселение.

Следовало, что возможным было только принудитель­ное переселение людей с ограниченными правами – преступников, коих на тот период времени в России имелось немало, так как реформы 1860-х годов привели к обнищанию населения и росту преступности.

Сахалин подходил как место изоляции. Расположение на нем каторги стало привлекательным и с экономической точ­ки зрения, ведь остров был богат залежами угля, который в то время имел огромную ценность.

Первые каторжане, появившиеся на острове, пришли сухопутным путем. Путь их брал начало с Москвы и пролегал через всю Сибирь до Николаевска, занимая 1,5-2 года. Через Татарский пролив ссыльных переправляли на барже в пост Александровский. Так как на юг острова еще дорог не существовало, первым заселяли север.

Сахалинский журналист и краевед В.В.Чесалин писал: «Закладка Александровского поста началась в 1878 году с возведения казармы для воинских чинов. Затем появились бараки для ссыльных, дом смотрителя тюрьмы и канцеля­рия…».

В 1880 году в Александровске была построена тюрьма, одна из самых крупных на Дальнем Востоке. При тюрьме действовали многочисленные мастерские: слесарная, столярная, бондарная, глорная, токарная, литейная, кузница. Имелась богадельня для нетрудо­способных ссыльно-каторжных и поселенцев, а также больница. В 1880 году правительство, стремясь закре­пить на острове отбывших срок каторжных и ссыльных переселенцев, запретило отбытие на материк окончив­ших срок преступников. Заселение Сахалина пошло полным ходом. Жизнь поселенцев немного отличалась от тяжелой жизни каторжников. Им представлялась воз­можность селиться в одном из округов и заводить хозяйство, а также материальная помощь: выделялся лес, стекло, железо, инвентарь, а самые трудолюбивые могли получить скот и семена для посева.

В округе стали создаваться образцовые фермы, укрепля­лись морские пристани.

В 1881 году в Александровский пост официально был переведен неприметный военный пост Дуэ, в этом же году была проложена телеграфная линия для связи с материком, построено здание казначейства.

Со временем Александровский пост, основанный ког­да-то со слободки, превратился в центр Сахалина, где находились управление каторгой, гражданское управление островом, центральная каторжная тюрьма, откуда прибывших заключенных распределяли по остальным частям острова. Кстати, первым начальником Сахалина был назна­чен генерал-майор Андрей Иванович Гинце.

Кроме Колонизационного фонда имелись лавки частных торговцев: братьев Бородиных, Ландсберга, Есаянца.

Если к концу 1888 года в посту Александровском насчи­тывалось 233 частных жилых дома, то к концу 1891 года уже было 357 строений.

Пост развивался, население росло, но как же обстояло дело с образованием в то непростое время?

Грамотность населения острова была низкой. Среди мужского населения, включая мальчиков, грамотные составляли 29 процентов, среди женщин втрое меньше – всего 9 процентов, так как основную массу ссыльных составляли крестьяне, которые в большинстве не умели даже читать.

Первая школа в посту Александровском была построена благодаря усилиям агронома М.С.Мицуля.

Исходя из рапорта заведующего ссыльно-каторжными в Приморской области начальнику Глав­ного тюремного управления, а школьное дело находилось в подчинении тюремного управления вплоть до окончания каторги, к июлю 1884 года в Александровском округе уже было три школы:

– в посту Александровском, где обучались 25 мальчиков и 8 девочек;

– в селении Корсаковка школа стала действовать в 1882 году, грамоте там учились 8 мальчиков и 5 девочек;

– Михайловская школа имела 40 учеников, из них 21 мальчик и 19 девочек.

В то время школы были одноклассными с трехгодич­ным курсом обучения, а если количество учеников росло, то школа становилась двухклассной и именовалась училищем.

Школы помещались в «казенных зданиях» или в про­сторных избах поселенцев, что, конечно, не было удовлетворено нормам гигиены. Школьное дело страдало не только от некомфортных, нищих условий, но и от нехватки образо­ванных учителей, обучали детей грамотные поселенцы или ссыльно-каторжные.

Учебный год длился семь месяцев – с 1 октября (а ино­гда с 15 числа) по 15 мая, чтобы дети имели возможность помочь родителям в посадке и уборке урожая.

Дети ссыльных не имели возможности продолжать уче­бу за пределами Сахалина.

Вот как описывает в конце 1889 года Александровскую школу Данил Александрович Булгаревич, заведующий шко­лами в Александровском и Тымовском округах: «Школа в посту Александровском помещается в доме учительницы Плоской Софьи Ильиничны и занимает две комнаты, раз­деленные небольшим коридором. Комнаты чистые, светлые и вполне соответствуют своему назначению. Одно неудоб­ство – в них бывает так холодно, что детям часто приходится сидеть в пальто. Классная мебель состоит из скамей, двух больших черных досок и небольшого стола. Школьная библиотека заключается в одном-двух десятках разнообраз­ных учебников, хрестоматий и множества книг религиозно-нравственного содержания, мало доступных детскому по­ниманию. Занятия начались с 17 декабря (1889 год), что объясняется учительницей несвоевременным доставлением классной обстановки.

Всех учащихся 46 человек: 25 мальчиков и 21 девоч­ка. Возраст их не превышает 13 лет. Всех учеников можно подразделить на две группы – группу старшую и группу младшую. Дети первой группы читают, пишут в тетрадке с прописью, умеют написать цифры до ста и дальше, зна­ют некоторые молитвы; дети другой группы, только что поступившие в этом году, складывают звуки по подвижной Азбуке и с трудом показывают их в книге. Сама учительница Плоская хотя и может вести дело первоначального обучения, достаточно обладая знаниями и опытом, кажется человек нервный, больной, чем и объясняются те обвине­ния, которые приписываются ей в отношении приложения педагогических мер взысканий и способов наказания уче­ников для поддержания классной дисциплины. Жалованье учительница получает 25 руб.».

Преподавали в школах на тот момент немного матери­ала: Ветхий и Новый Завет, общеупотребительные молитвы, чтение, письмо, четыре правила арифметики, духовное пение, важнейшие события из русской истории, понятие о физической географии, рукоделие для девочек и ремесла для мальчиков.

Школы были в удовлетворительном состоянии, но при постоянном росте населения ситуация стала ухудшаться. К 1894 году в Александровском округе уже имелось 6 школ, помимо существующих открылись школы в поселениях Ар­ково: школа Арково 1, где обучались 19 мальчиков и 10 де­вочек, и Арково 2 с 14 мальчиками и 17 девочками. Обучали ребят по одному педагогу из поселенцев.

Школа в Александровском посту выросла до 67 маль­чиков и 52 девочек, а занятия проводили законоучитель-настоятель Александровской церкви и учитель из каторж­ных. Корсаковская школа на тот момент уже имела 66 учеников, а в Михайловской обучающихся выросло до 65 человек. К первому января сего года 64 процента детей школьного возраста обучались грамоте.

Средств от казны стало катастрофически не хватать. Несмотря даже на помощь Петербургского Дамского коми­тета администрация по школьному делу была вынуждена прибегать к дешевому труду ссыльных и урезать расходы на необходимые учебные принадлежности и учебные пособия по минимуму. Часть письменных принадлежностей выдава­лась из Полицейского управления бесплатно.

Огромную роль для развития образования сыграл Антон Павлович Чехов, но его заслуги мы вынесем в отдельную статью в следующих выпусках.

Значительную поддержку в содержании школ оказывала тюрьма, отпуская из экономического запаса для детей хлеб и иногда чай.

В среде ссыльных появилось стремление дать своим детям начальное образование, чтобы дети могли построить иную судьбу.

Поэтому число детей прибавлялось, помещение школ становилось тесным, а расходы на содержание росли, что стало беспокоить власти и они стали склоняться к решению о полном прекращении финансирования, преобразования школ в церковно-приходские, а все школы с 1885 года, если не найдут иной источник содержания, должны быть закрыты.

В своем докладе генерал-лейтенант Н.И.Гродеков выра­жает мнение, что церковно-приходские школы могут быть учреждены только там, где есть церкви, а в районах, где их нет, школы придется закрыть и заниматься устройством церквей, да и церкви на Сахалине доходов не имеют, на что же будут содержать школы.

Согласно сведениям из «Тюремного вестника» от 1901 года из всех школ только одна, в посту Александровском, образованная из приютской школы и школы селения Корса­ковского, уже была трехклассная.

Уже в 1895 году Министерством внутренних дел был поставлен вопрос о необходимости открытия на острове двенадцати, на первое время, училищ по образцу начальных школ Министерства народного просвещения.

Генерал-лейтенант, получив сведения о расходах по предположительному содержанию данных школ, ходатайствовал передать школьное дело Министерству Народного просвещения, а до этого момента выделять средства на содержание школ в том же объеме.

Поддержат ли власти предложение Гродекова и будет ли школьное дело жить и развиваться? Ответы на эти вопросы вы узнаете в цикле статей в следующих выпусках.

Авторы:Инна Волгина